Яндекс.Погода

воскресенье, 7 июня

пасмурно+15 °C

Сейчас в эфире

Радио 1

Отвага. Смелость. Героизм

05 дек. 2018 г., 19:46

Просмотры: 476


77 лет назад, 5 декабря 1941 года, началось историческое контрнаступление красной армии под Москвой. Герой Советского Союза – егорьевец Федор Селиверстов – воевал в московском авиационном полку, бойцы которого совершили около 3000 боевых вылетов, защищая столицу и Подмосковье

Воспоминания дочери об отце-Герое мы публиковали в номерах газеты №№ 19, 20 (от 23 и 30 мая 2018 года). Но несколько дней назад нам на почту пришло письмо от Изольды Селиверстовой, которая живет в Красноярске, с просьбой опубликовать написанное ей стихотворение о подвиге ее отца. С удовольствием выполняем ее просьбу.

Но прежде хотим напомнить читателям о фронтовых победах нашего славного земляка.

Звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 6211) капитану Селиверстову Федору Петровичу присвоено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 февраля 1945 года за 157 боевых вылетов на самолете Ил-2 на разведку, фотографирование оборонительных рубежей и штурмовку противника и проявленные при этом доблесть и мужество.

Всего за время Великой Отечественной войны Федор Селиверстов совершил 236 боевых вылетов.

 Нависла туча черной чашей

Над западной границей нашей.

Лавина хлынула на нас

В июньский предрассветный час.

За ней горела вся земля,

Пылали хаты, гибли люди.

И как грибы – концлагеря,

Давайте это не забудем.

По мощи противостояния,

Расцвету солнечной страны

История не знает равных,

Не ведал мир такой войны.

И массой движущая сила –

Внедренный национализм,

Что в кульминации фашизм –

Войне дорогу проложила.

Отвага, смелость, героизм,

Любовь к своей стране, народу

Позволили разбить врага

И защитить свою свободу.

Примером подвигов героев

Пусть подвиг моего отца

Хотя б немного приоткроет

Характер нашего бойца.

Граница Пруссии Восточной,

Октябрь, 44-й год.

Впервые наш солдат советский

По вражеской земле идет.

Систему мощной контратаки

Готовят немцы против нас.

И выяснить ее резервы

Разведке отдан был приказ.

Отец со штурманом Крюковским

Взлетели с 4-х утра

Обследовать реку Шешупе,

Ширвиндт, Эйдкунен города.

За городами – копны сена

И кое-где стволы торчат.

Проверил – точно, это танки,

Их не было три дня назад.

В одном местечке танков 300,

А рядом – 250.

И, замысел поняв фашистов,

Разведчик повернул назад.

Но их заметили. И вслед

Свою стрельбу открыли танки.

Отец – на бреющий и в лес,

А там на маленькой полянке

Из трех орудий с разных мест

Разведчик взят был в перекрест.

Один снаряд, достигнув цели,

Создал пробоину в крыле

Диаметром порядка метра.

 И самолет, не справясь с ветром,

Валиться боком стал к земле.

А чтобы выровнять машину,

Отец включает полный газ,

Летит в критическом режиме

И маневрирует не раз.

Голдапский лес. И снова немцы.

Опять стреляют в самолет.

Отец лавирует посильно,

Но очень затруднен полет.

И вот осколочный снаряд

Взорвался около пилота,

Разбил приборную панель,

А это – паралич полета.

Осколки – летчику в лицо,

На грудь – струя с горячим маслом,

Глаза не видят ничего.

Их заливает кровь. Опасно.

Как будто по его лицу

Железной балкой вдруг ударило,

И тут на несколько секунд

Сознание отца оставило.

Очнулся – всюду дым и грязь,

И штурман что-то вдруг затих.

Вот-вот заклинится мотор,

Добраться б только до своих.

Но вот уже граница фронта

Осталась где-то позади.

Но как же посадить машину –

Задача с номером один.

Сажать подбитую машину –

Ввергать ее в переворот.

А для живого экипажа

Смертельный видится исход.

Нельзя и прыгать с парашютом,

Нет подходящей высоты.

И что со штурманом – не ясно,

Решенье принимаешь ты.

И вдруг как молния, как вспышка

Пришло решение как быть:

Идя на бреющем полете,

Машину можно посадить.

Собравши из последних сил

Всю волю, мастерство и знанье,

Ил-2 он все же посадил

И снова потерял сознанье.

Их обнаружили случайно

Лишь через несколько часов.

Сознание к отцу вернулось

При звуках речи докторов.

Подумал: «Значит, я живой.

А где же Миша?» Он был рядом.

Лежал на койке весь в бинтах,

Рассеяно блуждая взглядом.

А у отца – раненья головы, лица,

Задеты ребра, позвоночник.

Рука поломана, нога,

Все тело – болевой источник.

Ну а любимец-самолет

Навеки прекратил полет.

Диагноз техников сердит:

Ремонту он не подлежит.

«На операцию сейчас!» –

Хирурга слышит он приказ.

Но пациент дает отказ.

Ведь прежде данные разведки

Доставить нужно сей же час.

Пришел майор из штаба фронта

И ценных сведений этап

Особо важного заданья

Доставил той же ночью в штаб.

И сотни жизней спасены

Бойцам прифронтовых отрядов.

И Черниховский сам привез

Отцу достойную награду.

А что в основе героизма,

В основе доблестных побед?

А там – законы альтруизма

И лучше тех законов нет.

Ведь у великого народа,

У большинства, в основе есть

Самоотверженность и братство,

А с ними правда, совесть, честь.

Необходимо всем понять:

Единство, а не хаотичность

Дает нам перспективу жить

И не златому истукану,

А благу общему служить.

Давайте, люди, помнить будем

Святые подвиги отцов,

Иначе быстро превратимся

В больное стадо подлецов.

Ну а чернушникам Победы

Закрыть бы не мешало рот.

Они забыли, что их ждало б

У крематория ворот.

И будьте бдительными, люди, –

История совет дает.

Опять фашизм среди народов

Звериный голос подает.

ДЕТАЛИ

Выписка из наградного листа: «Отличный летчик-разведчик. При выполнении боевых заданий проявляет исключительное умение, сочетая его с твердым упорством и настойчивостью. Всегда выполняет самые ответственные боевые задания. В каждом полете, кроме основной задачи по разведке, применяет мощное оружие штурмовика по уничтожению живой силы и техники противника…»

Самое читаемое

24 часа
неделя
месяц

Похожие новости